Сэгодон на самом деле. Эпизоды 6-10

Сэгодон на самом деле. Эпизоды 6-10

Эпизод 6 

Снова тематический эпизод, чтобы представить нового персонажа. На этот раз знакомимся с Джоном Мандзиро, который внезапно оказался в Сацума на попечении Сайго. Сайго с Мандзиро как минимум на этот момент ещё точно не виделся. Честно говоря, я не уверена, что виделся вообще. 

Но любитель смеси японского с европейским во мне весь эпизод ликовал. Для пущей радости Мандзиро ещё и пригласили отобедать (и кораблики порисовать, куда без этого) в усадьбу Симадзу. У Нариакира там столы и стулья на татами, подсвечники бронзовые и вообще красота. 

Не ручаюсь за столы и стулья, но иностранных безделушек у Симадзу действительно было много. Ещё дедушка Нариакиры очень увлекался всем западным, а Сацума, как самая отдаленная провинция Японии, к тому же находящаяся неподалёку от Рюкю, Китая и того же открытого для голландцев Нагасаки, всегда имела возможность желаемое приобрести. 

Иностранные одёжки Нариакира, которые он так запросто носит, не вызывая вообще никакого удивления окружающих, смущают меня куда больше.  

А ещё у Мандзиро акцент родной провинции Тоса, который в разы приятнее на слух и легче для понимания чем Сацумский. 

Эпизод 7 

Возвращаемся к реальным событиям. Сайго 24, и он без особого на то желания женится. Судя по всему, в реальности он тоже не горел большим желанием вступать в брак – но так надо. 

А затем начинаются несчастья. В один год у Сайго умирают родители и дедушка, и он совершенно внезапно становится главой огромного семейства. 

Параллельно с этим начинается история Ацу-химэ. Нариакира удочеряет её и начинает готовить к политически важному замужеству. Жениха пока не называют, но мы-то знаем, что это сёгун Токугава Иэсада. 

А пока всё хорошо, в усадьбе Симадзу милое английское чаепитие. Все эти столы и стулья, подсвечники, фарфор и прочее убранство там, к слову, стоит и сейчас. Я их в тележке немного показывала. Сэнган-эн – вообще место интересное. Жаль, я туда ездила только по работе и красивых фото не осталось.  

Эпизод 8 

Восьмой эпизод закрывает для нас события 1853 года. Но поскольку источников о нём мало, дыры закрываются художественным домыслом. 

Коммодор Перри приплыл в Урага. Тут всё ясно, классические компьютерные кораблики – ещё один неотъемлемый элемент тайги про бакумацу. 

По этому поводу в Эдо начинается занятная суматоха, но нам её не показывают (а зря). Но ничего, про суматоху для желающих я рассказывала в эпизоде про Перри в Японии

Что нам показывают вместо этого? Белый флаг в коробочке, который с намёком “сдавайтесь, а не то!” иностранцы прислали Абэ Масахиро. 

Перри, разумеется, никаких флагов никуда не рассылал, у него были куда более тонкие техники запугивания. Зачем этот эпизод оказался в дораме? А кто его знает, вероятно затем же, зачем и европейские одежды всезнающего Ватанабэ Кена – чтобы атмосферу создавали. Хотя я буду надеяться, они там намекают зрителю на то, что в Японии о планах (и попытках даже) страну открыть знали и готовились. Готовились, не отрицаю, плохо. Но представление о происходящем в мире у политической верхушки всё же было. 

В Сацума меж тем готовят к отправке в Эдо Ацу-химэ. Поедет она, правда, сперва в Киото, но это мелочи. Ацу-химэ – персонаж интересный. Ну или это я до сих пор нахожусь под влиянием тайги “Ацу-химэ”, которая прекрасна, к слову. Надо бы пересмотреть и косточки ей перемыть как-нибудь. Сайго с Ацу-химэ у нас тут чуть ли не друзья-товарищи по сюжету. В реальности это было несколько не так, но к восьмому эпизоду “Сэгодон” очень активно начинает показывать нам, что Сайго просто невозможно не любить. А то вдруг мы усомнились в какой-то момент. 

Ну а большая часть эпизода — это сборы Сайго в Эдо. Как я уже говорила в первом эпизоде про Сайго, про его отношения с Нариакира до 1854 года ничего не известно. Но потом Сайго рррраз и получает такую важную должность, что связать их раньше очень хочется. Тайга – не научная книжка, поэтому берут и связывают. Сайго с Нариакира тут активно пересекают аж с первого эпизода. И вот наконец-то это приносит плоды. Сам Нариакира включает Сайго в состав своей свиты. Отправление назначено на начало 1854 года. А пока надо собираться. А это деньги, а денег нет. Но тут, разумеется, нам снова намекают, что Сайго_все_любят. Любят даже те, кому он должен уйму денег, даже те, кто его плохо знает. Так, детским трудом и с миру по нитке весь квартал собирает Сайго деньги на поездку. Сюда же примазывают и развод с первой женой. Про него известно мало, но кажется, был он уже после того, как Сайго уехал, ну то есть ушел в Эдо. Но там он в повествование красиво не вписывается, а вот перед отъездом – просто супер. Слёзы, суровые, но добрые напутствования, полное взаимопонимание… 

И Сайго готов с чистой совестью отправиться в самурайскую столицу! 

Эпизод 9 

Ну что, товарищи, начинается движуха – Сайго прибыл в Эдо. Для него это был не только первый визит самый крупный и оживлённый город Японии, но и первый раз за пределами Сацума вообще. Море новых впечатлений. Но поскольку сам Сайго о них не писал (или письма не сохранились), тайга снова пытается восполнить. А почему бы и нет. 

Сперва нас знакомят с тем, что называется хантэй – резиденцией клана в Эдо. Хантэй Сацума от сёгунского замка находилась далековато – в Сиба, то есть примерно посередине между станциями метро Сибакоэн и Мита. Там жил и сам даймё, в нашем случае Нариакира, и все, кто вместе с ним в Эдо прибыл, включая Сайго. У него даже своя комнатка есть, заботливо кем-то увешанная картами. А ещё на стене портрет Перри и изображения Чёрных кораблей висят.  

Но пока Сайго заселяется и воссоединяется с прибывшими в Эдо раньше друзьями, у нас вторая сюжетная линия. Совсем недавно был подписан Канагавский договор с Америкой, и рады этому были далеко не все. Например, Токугава Нариаки – даймё Мито, был совсем не рад. Но договор уже подписан, тут ничего не изменишь. Сёгуном Иэсада тоже были довольны далеко не все, но тут, в отличие от договора, дела как раз можно было повернуть в свою сторону. И нам весьма прямо намекают на то, что пора искать сёгуну наследника.   

А меж тем друзья тащат Сайго в бордель. Синагава рядом, собственно, почему бы и нет? Сайго пытается отказаться, но без особых успехов. А в письмах домой писал, что в бордели не ходит и только с хорошими людьми водится. Вот и кому теперь верить? Х) 

В борделе Сайго оказывается, впрочем, чтобы связать его с ещё одним персонажем – Токугава Ёсинобу – будущим последним сёгуном. Ёсинобу тут сама хитрожопость, и нам каждую секунду пребывания его на экране не забывают об этом напомнить. 

Все эти лирические отступления прекрасны, но Сайго вообще-то приехал в Эдо дела делать. Какие дела, правда, не совсем пока ясно. Но, так или иначе, он оказывается садовником Нариакира, а через некоторое время Ватанабэ Кен (Нариакира) пафосно назначает его своим секретным помощником. С первым же поручением Сайго отправляют в хантэй Мито доставить письмо – реальный Сайго туда действительно часто по делам наведывался. Знакомимся поближе с Токугавой Нариаки (подчёркнуто плохим) и Ёсинобу (всё так же подчеркнуто хитрожопым), и эпизод на этом заканчиваем. 

Эпизод 10 

Продолжаем следить за похождениями Сайго в Эдо. 

Тут, я думала, нам покажут всяких разных новых знакомцев Сайго и представят школу Мито, но нет – мы снова отправляемся в бордели Синагава. С благими целями слежения за Ёсинобу, разумеется. А Ёсинобу не дурак, Ёсинобу всё понимает, но хочет, чтобы от него отстали. Так прямым текстом и говорит “не хочу быть сёгуном”. И понять его, в общем-то, легко: кто хочет быть сёгуном во всей этой неразберихе? 

Ацу-химэ меж тем готовится стать женой сёгуна Иэсада. А для этого её, соответственно, нужно отучивать от сацумского диалекта и вообще обучать хорошим манерам. Поэтому тут нам представляют Икусиму. Икусима – мимими, заноза занозная, всё как надо. А как она от Сайго свитком с сюнга отмахнётся – вообще прелесть. 

Третья линия повествования – Хасимото Санаи. Работать вместе они с Сайго будут несколько позже, но в книжках пишут, что пересекались они и в Эдо, и впечатление друг о друге первоначально имели не лучшее. По сюжету, впрочем, несмотря на всю манерную высокомерность Хасимото, я понимаю, почему у него о Сайго сложилось плохое мнение. Чего я пока по сюжету не понимаю, так это того, за что Сайго все уважают? Ничего особенного он пока не совершил, и вообще проявил себя пока только большим деревенским добряком. И, судя по поведению, не очень далёким. Сайго тут такой себе Джон Сноу, который ничего не знает, но всегда за правду, добро и справедливость, а потому всюду суёт свой нос. 

Ну и напоследок, нельзя тайгу о бакумацу оставить без объяснения политики на плошках и чашках. Так что эту картинку я тут тоже положу, чтобы все были спокойны: каноны соблюдены. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.